Мери Шелли

(англ. Mary Shelley, урождённая Мэри Уолстонкрафт Годвин англ. Mary Wollstonecraft Godwin) (30 августа 1797, Лондон — 1 февраля 1851, там же) — английская писательница.

Известна как автор “Франкенштейна”.

Еще ее часто упоминают в связи с событиями на Женевском озере, где она и написала свой самый знаменитый роман.

Остальные произведения сейчас известны в основном специалистам.

 

Frankenstein: or, The Modern Prometheus (Франкенштейн, или Современный Прометей)

 

Романа, оказавший большое влияние на литературу вообще и на жанры фантастики и ужасов, в частности, был издан анонимно в 1818.

 

Frankenstein (Франкенштейн) (США, 1910) Реж. Дж. Сирл Доули. Первая экранизация романа. Создана на студии Эдисона.

 

The Bride (Невеста) (США, Великобритания, 1985) Реж. Френк Роддем. В роли барона Стинг 

Advertisements

Людмила Петрушевская

Людми́ла Стефа́новна Петруше́вская (род. 26 мая 1938, Москва) — русский прозаик и поэтесса, драматург, сценаристка, певица. Живой классик российской литературы.

Критики сравнивали ее творчество с Николаем Васильевичем Гоголем.

Лауреат множества литературных премий.

Под псевдонимом А. Алтаев написала сценарий кукольной мульттрилогии “Мумми Тролли” (1978, кукольный).

Лямзи тыри бонди, злой волшебник (СССР, 1976) Реж. Марианна Новогрудская  По сценарию Людмилы Петрушевской

Никколо Амманити

(Niccolò Ammaniti) (род. 25 сентября 1966, Рим) — итальянский писатель, один из самых талантливых и обласканных критиками писателей своего поколения в Италии.

 

Io non ho paura (Я не боюсь)

 

Роман вышел в 2001 году.  Роман завоевал премии Виареджо и Горького. Криминальная история с маленьким заложником и маленьким Человеком, рискнувшим жизнью ради его спасения, рассказана глазами ребенка. Раскаленная земля Южной Италии, беззаботное детство нескольких ребят из крошечной деревеньки и тут такое.

Мальчишка решился противостоять злу, несмотря на то, что на стороне этого Зла его собственные родители.

Книга легко читается – она хорошо написана, но она страшная и тяжелая. В очередной раз удивляешься человеческой жестокости. Не какой-то инфернальной, а обычной, совершенно бытовой. И выросший в жутких условиях Микеле решается все изменить. И этому девятилетнему малышу удается изменить мир к лучшему. Не глобально, но для одного отдельно взятого человека.

 

Io non ho paura (Я не боюсь) (Италия, Испания, Великобритания, 2002) Реж. Габриэль Сальваторе

Анджей Виджински

(1 декабря 1921, Тернополь, по другим данным село Чорнокинецька Воля, ныне Чортковский район, Тернопольской области – 13 июля 1992) польский писатель, драматург, театральный режиссер.

Участник движения Сопротивления. Несколько лет провел в немецких концлагерях.

Был режиссером театров в Катовице, Лодзи, Варшаве.

Учился во Львовском университете имени Яна Казимежа.

Под псевдонимами Артур Морена и Майк Керриган

 

Czas zatrzymuje się dla umarłych (Время останавливается для мертвых)

 

Этот милицейский детектив был впервые издан в 1969 (под псевдонином Артур Морена). Считается одним из лучших образцов жанра в Польше.

 

Tylko umarły odpowie (Только погибший ответит) (Польша, 1969)  Реж. Сильвестр Хенчинчьки

 

Umarli rzucają cień (Мертвые отбрасывают тень)

 

Повесть о деятельности подполья во время войны.

 

Umarli rzucają cień (Мертвые отбрасывают тень)  (Польша, 1979) Реж. Юлиан Дзидзина

 

14 maja o północy (14 мая в полночь)

 

Рассказ о мести был экранизирован – телеспектакль.

 

14 maja o północy (14 мая в полночь) (Польша, 1973) Реж. Станислав Зайчик

Александр Грин

(настоящая фамилия — Грине́вский; 11 [23] августа 1880, Слободской, Вятской губернии, Российской империи — 8 июля 1932, Старый Крым, СССР) главный романтик советской литературы.

В школе его представляли как светлого романтика (“Алые паруса” и т.д.). Мне кажется, что его творчество не укладывается в рамки “светлого романтизма”, часто произведения мрачны и даже пугающи.

 

Жизнь Гнора

 

Рассказ впервые опубликован в “Новом журнале для всех” номер 10 за 1912 г. Затем неоднократно включался в антологии и сборники.

 

Последняя ставка мистера Энниока (Поединок) (Россия, 1922) Реж. Владимир  Гардин. Фильм не сохранился.

 

Крысолов

 

Рассказ впервые опубликован в журнале “Россия” номер 3 за 1924. Неоднократно переиздавался. Его дважды экранизировал хорват Кристо Папич.

 

Izbavitelj (Избавитель) (Югославия, 1976) Реж. Крсто Папич

 

Крысолов (Россия, 1992) (короткометражка) Реж.Юрий Покровский

 

Infekcija (Инфекция) (Бельгия, Хорватия, 2003) Реж. Крсто Папич

 

Крысолов (Россия, 2011) Реж. Вячеслав Лагунов

Лев Николаевич Толстой

(28 августа [9 сентября] 1828, Ясная Поляна, Тульская губерния, Российская империя — 7 [20] ноября 1910, станция Астапово, Рязанская губерния, Российская империя) — один из величайших писателей русской и мировой литературы.

 

Крейцерова соната

 

Повесть была впервые опубликована в 1890 году (в 1889 году она подверглась цензуре и была запрещена)

 

Les nuits blanches de Saint-tersbourg (Белые ночи Санкт-Петербурга) (Франция, 1937) Реж. Жан Древилль

 

Воскресение

 

Роман, писавшийся около 10 лет с перерывами, был опубликован в 1899 году. Роман переведен на многие языки, многократно издавался. По нему поставлены спектакли, радиопостановки, оперы и фильмы.

 

En Opstandelse (Воскресение) (Дания, 1907) Реж.Вигго Ларсен

Гай Н. Смит “Скользкая тварь” Глава 5

5

Гэвин и Лиз съели ужин в молчании. Только они вернулись в бункер, профессор заперся у себя. И не показывался.

– Думаешь, мы наткнемся еще на Болотную тварь? -спросила Лиз, убирая со стола.

Гэвин покачал головой.

– Я не хотел бы вспоминать, – пробормотал он.- Я думал, где монстр прячется. На этих солонцах и топях не много мест, где можно укрыться. Тварь должна либо зарыться в болоте, или ее можно будет увидеть. Завтра пойдем на поиски вдоль и поперек места, где чудовище затаилось, но это непростая работа. Может, тебе лучше взять “лэндровер” и поехать в Сполдинг и побродить там целый день.

– Я так не думаю, – взвешенно произнесла она. Куда пойдешь ты, пойду и я. Никаких пререканий.

Прежде чем они ушли спать, Гэвин как мог укрепил дверь. Он не надеялся, что это препятствие успешно преградит дорогу Болотной твари – речь шла, чтобы задержать чудовище и создать шум. Он также позаботился, чтобы под рукой были газеты и коробок спичек.

– Однако, – когда Лиз сняла блузку и стала расстегивать бюстгальтер, ее посетила неожиданная мысль, – допустим, что мы найдем Болотную тварь. Что будем делать? Я имею в виду, что у нас вообще нет оружия?

– Нет, – улыбнулся Гэвин. – Но если наша теория верна, днем чудовище спит.  Если найдем его укрытие, я пойду и позвоню в полицию, и меня вообще не волнует то, что говорит твой дядя. Вызовем военных, чтобы расправились с тварью. Конечно, наше сотрудничество с профессором на этом закончится, но тут уж ничего не попишешь.

Лиз покачала головой.

– Если, он что-то вобьет себе в голову, то все. Никогда не прощает и не забывает.- Она стояла голая до пояса, покраснев от радости, вызванной восхищенным взглядом Гэвина, застывшем на голой груди девушки. Парень подошел поближе, поцеловал Лиз и начал ласкать.  Его пальцы стали искать застежку ее выгоревших джинсов. Он медленно начал стаскивать с нее брюки.

Раздался треск. Молодые люди обернулись и тут что-то ударило в загородку, прикрывавшую узкую бойницу.

– Что за чертовщина! – Гэвин отодвинул Лиз в сторону. Она трясущимися руками стала подтягивать джинсы.

– Это…это Болотная тварь? – Ее голос также дрожал.

– Если и так, – ответил он, – то она сменила тактику. – Это был камень, брошенный кем-то очень умелым.  Я только выгляну в окошко и осмотрюсь. Держи под рукой газеты и спички. На всякий случай.

Он отодвинул в сторону одну из узких планок, открывая ограниченный вид на залитые лунным светом болота.  Даже чудовище не смогло бы просунуться внутрь.

Поначалу он видел только поросшую скудной растительностью равнину, залитую лунным светом.  Царила тишина, прерываемая трелями одиноких куликов. А потом из полумрака засветили лучи нескольких фонарей, слепившие его. Что-то врезалось в бетон в нескольких ярдах от его головы. Донеслись голоса – нервные, гневные, враждебные.

– Выходите, ублюдки! Один человек из-за вас уже погиб. Последуете за ним.

– Схватить их! Сбросить в зыбучие пески!

Гэвин заметил силуэты. Насчитал троих. На самом деле нападавших было около дюжины, они окружали бункер.

– Что это было? – Лиз стояла рядом с парнем. Он оттолкнул ее от бойницы.

– Наклонись, – прошипел он. – Кажется, аборигены собрались нас линчевать.

Они услышали звук ломающегося дерева. Кто-то ломал двери топором.

Тут в проеме оказался профессор Лоусон. Он явно только что проснулся.

– Там, снаружи целая толпа, – рявкнул он, – что-то вопят и кидаются камнями.

Гэвин обернулся к нему.

– Профессорчик, они собираются бросить нас в зыбучие пески. Придумайте быстро что-нибудь, потому что у меня нет ни одной светлой мысли.

– Я выйдю и поговорю с ним. Все выясню и воззову к их разуму.

– Вы с ума сошли! -Но Гэвина беспокоила только безопасность Лиз. – Они никого не послушаются. Они смертельно испуганы. Ими сейчас управляют суеверия и они считают, что наша смерть охранит их от напасти. Все это напоминает средневековье.

Из кучи дров профессор стал доставать поленья. Большинство из них были прогнившими.  Скорее всего, какой-то рыбак устанавливал с их помощью сеть, а затем бросил в бункере.  Так или иначе, это лучшее оружие, чем вообще никакого.  Полено, прежде чем сломаться, может проломить одну-две головы.

Гэвин скривился. Поскольку у нападавших было численное преимущество, защитники бункера готовились подороже продать свои жизни.

Парень обнял Лиз и поцеловал, пытаясь придать ей храбрости и уверенности в себе, хотя сам их и не испытывал.

– Это всего лишь банда тупиц из глубинки. – В определенном смысле это было правдой, нападающие были темными и тупыми, но очень опасными.

Человек с топором как раз прорубал двери. К нему подбежали еще несколько и стали выламывать доски голыми руками.

– Девушку отдайте нам, прежде чем бросить в пески, – крикнули несколько молодых. – Жаль чтобы пропала. Я ее трахну первым.

Обломки дверей с треском упали внутрь строения.  Нападающие толпились в проеме двери, опасаясь того, что могло поджидать их внутри.

В коридоре стоял Гэвин с дубиной, зажатой в правой руке.

– Давайте подходите, кто хочет чтобы ему голову проломали?

Предводитель ватаги посмотрел на короткий топор, который держал в руке. Это придало ему уверенности в себе. И лидер сделал шаг вперед. Это был сигнал остальным. Стая двинулась за вожаком.

Гэвин приготовился. Пришло его время, но оно будет недолгим.

А затем вдоль коридора в трех маленьких помещениях зазвучали взрывы, эхо которых зазвучало с нарастающей силой. Наступление завершилось, практически не начавшись. Кто-то завопил. Это был один из юношей, уже расстегнувший молнию на штанах от жадного нетерпения.  Он рухнул на землю, схватившись двумя руками за ноги. Его штаны стали тяжелеть от крови.

– Я ранен! – завыл он. – Сделайте что-нибудь.

Но вокруг царила мертвая тишина. Никто не пошевелился. Челюсти отвисли от неожиданности, шока и перепуга.

Снаружи раздался еще один неожиданный разрывающий уши звук. Где-то близко. Что-то как адский град ударило по крыше бункера и выщербило бетон.

– Ну, все в порядке, достаточно. Никому не шевелиться. Первый ублюдок, который хотя бы вздрогнет, получит по яйцам, – голос был знаком. Гэвин его узнал. Мягкий певучий акцент людей с болот, вдруг взорвавшийся яростью – это был Гловер. Маллард Гловер, отшельник и браконьер.

– Давайте! По домам, пьяные пидоры! Забирайте эту мразь, с ним все не так плохо. Когда придете в село, пусть кто-то выковыряет ему ножом дробь из жопы.

Атаковавшие медленно убирались. двое подняли раненого молодого и пошли, придерживая его. Мрачные и понурые нападавшие побрели к дамбе.

Гэвин вышел наружу.  На расстоянии десяти ярдов стоял Гловер, держа под мышкой вторую двустволку. Его лицо было скрыто в тени. Браконьер хранил молчание.

Гэвин сделал движение в его сторону, но вдруг остановился. Блестящие стволы смотрели парню прямо в живот.

– Не искушай своей судьбы, – проскрежетал Гловер. – Видишь, как все обернулось. Сегодня или завтра они не вернутся, насколько я могу судить об этих ублюдках.

– Спасибо, – этого Гэвин не ожидал. – Вы спасли нам жизнь. Я не знаю…

– Успокойся, – сказал браконьер. – Я это не для вас сделал. Ну, пойду себе. Забудьте о сегодняшней ночи. Попытка докопаться до чего-то ни к чему хорошему не приведет.

Профессор Лоусон и Лиз присоединились к Гэвину.  Они молча стояли и наблюдали за идущим через болота в сторону моря Гловером. Было видно – независимо от произошедшего он собирается поохотиться при свете Луны.

– Ну что же, – вздохнул Гэвин и покачал головой.- Если бы он не вмешался, мы бы тут не стояли. Он спас нам жизнь. Но зачем? Два дня назад он хотел нас вытурить отсюда и получил за это по морде. Он не хотел, чтобы мы здесь маячили, а эта банда решала его проблему. А однако разогнал эту босоту, рискуя собственной жизнью. Что-то здесь не так.

– Может, суровая внешность скрывает доброе сердце.

– Только не у него, Лиз. Он ничего не делает без причины, и я многое бы отдал, чтобы узнать, что за этим кроется.

Они все вернулись в бункер.

– Почти полночь, – профессор посмотрел на часы.- До рассвета семь часов и нет ничего, что смогло бы заменить входные двери. – Будем дежурить по очереди. Селяне уже не вернутся, а Болотная тварь – может. Мы должны разделить время между собой, профессор. Пан берет первые три часа, а я оставшиеся четыре. Но не дремлите – можно и не проснуться.

Гэвин и Лиз разошлись по комнатам. Под присмотром профессора они не могли провести ночь вместе. Мир был холоден и мрачен. С моря в сторону болот полз туман. Поднимался не вышел 20 ярдов.

Археологи спали достаточно долго. Не было смысла вставать рано. В таком тумане можно было пройти в нескольких шагах от дневного укрытия Болотной твари и даже не подозревать об этом. Они могли заблудиться, двинуться к морю и стать жертвами безжалостного прилива. Больше всего им требовался сон, а приход дня дал ощущение безопасности.

-Археологи проснулись в полдень. Начал дуть бриз и туман мгновенно рассеялся. Болота освещались солнцем.

– Идем шеренгой, – приказал профессор Лоусон, – на расстоянии не более 20 ярдов друг от друга.  Хорошо смотрите, площадь большая. Заглядывайте в каждый ручеек. Идем не торопясь.

Поисковая группа двинулась. Было трудно, но холод облегчал их положение. Они бродили часами, но видели только траву и болото. В 17:30 они вернулись в бункер. Они могли еще час вести поиски, но решили, что до наступления темноты нужно отремонтировать дверь.

Археологи молча съели приготовленный Лиз ужин. Профессор был угнетен, он отказывался признавать поражение. Гэвин был разъярен. Болотную тварь должна была искать организованная группа с хорошим вооружением.

Лиза была испугана: их ожидала очередная ночь ужаса – селяне, чудище, в темноте ей все напоминало о происшедшем. Помыв тарелки, она уселась рядом с Гэвином. Они начали разговор.

Профессор ушел к себе копаться в бумагах и книгах. Они не включали радио, хотя охотно бы это сделали, чтобы заглушить отголоски произошедшего. А речь шла о жизни и смерти.

– Сколько мы еще будем здесь торчать? – Лиз бросила газету, которую только что читала. – У меня нервы сдают. Прошли сегодня много миль и не нашли и следа Болотной твари. Кажется, она исчезла, а дядя забыл о сокровище, хотя из-за него мы прибыли на эти болота. мы не можем выспаться из-за боязни, что придет чудовище или банда суеверных парней сбросит нас в зыбучие пески. Я больше так не могу, Гэвин.

Гэвин притянул ее к себе у поцеловал в плечо.

– Любимая, не беспокойся, – замурлыкал он. – Потратим на это еще один день. А потом, если не найдем следов чудовища, вдвоем вернемся в Лондон. Если профессор захочет остаться тут один, это его дело.

Лиз оперлась на него.

– Спасибо. С радостью уеду отсюда вместе с тобой.

Минут 30 они не произнесли ни слова. Это было не нужно.  Руками они исследовали тела друг друга. Гэвин позволил ей делать то, чего очень хотел сам, его дыхание становилось все быстрее и быстрее, пока его тело не сотрясло наслаждение от снятого напряжения. А затем они просто лежали, полуголые, забыв об ужасах, окружающих их.

Кто-то идет! – Гэвин стал поспешно надевать брюки.

Лиз побледнела. Молодые люди прислушались. Они услышали поспешные шаги человека, подгоняемого страхом. Человек шел со стороны приморской топи. Шаги сопровождались хлюпаньем воды, тяжелым дыханием. В дверь постучали.

– Кто…кто это может быть? – Прошептала Лиз.- Можно ли здесь провести хоть одну ночь, чтобы кто то не притащил с собой проблемы?

– Ну, по крайней мере, это не Болотная тварь, – ответил Гэвин. –  И не селяне, если уж говорить о проблемах. Кто бы там не был, он смертельно испуган. Лучше пойду и посмотрю кто это.

– Нет! Прошу, нет! – Лиз схватила его за плечо.- Каждый раз, как кто-то сюда приходит, это означает проблемы и страхи. Гэвин, не открывай двери.  Может, он уйдет.

В коридоре раздались шаги – шел профессор Лоусон. Они увидели, как он прошел и услышали, как он потянул двери.  Не удержавшись от искушения увидеть что-то новое, они подошли туда, откуда могли рассмотреть происходящее.

– Впустите! Ради Бога, помогите мне! – Даже когда профессор рванул дверь на себя, кулаки продолжали в нее стучать, а затем через узкий проход кто-то протиснулся. – Закрывайте! Запирайте! Поспешите, или оно доберется до всех нас.

– Гловер! – крикнул Гэвин. – Маллард Гловер.

Браконьер дрожал. В руке он держал длинноствольную двенадцатку. Волосы были растрепаны. Шерстяная шапка исчезла.

Он жадно хватал воздух, а глаза почти закатились. Профессор с усилием закрыл дверь и заблокировал ее.

– Эй, что с тобой?

Несколько секунд казалось, что Гловер уже не способен дать разумный ответ. Браконьер оперся о бетонную стену и закрыл глаза.

– Боже мой, – бормотал он, – о, Боже мой!

Его провели внутрь, посадили на перевернутый ящик. Гэвин нашел коробку с медикаментами, а затем щедро плеснул гостю коньяку.

– Выпейте, – быстро сказал он.- Может тогда вы сможете нам объяснить хоть что-то.

Браконьер выпил янтарную жидкость одним глотком. Поперхнулся и закашлялся, но попробовал взять себя в руки.

Все трое внимательно смотрели на прибывшего. Он ничего не говорил. Когда сможет – заговорит.

– Жуткая мерзость! – пробормотал он, когда вспомнил события последних 30 минут. – Из другого мира. Оно убило Хэйвуда. Никаких сомнений. Люди из деревни были правы. Сокровище стережет демон.

Он прервался, чтобы отдышаться. Гэвин и Лиз переглянулись. Профессор Лоусон триумфально улыбнулся.

– Эта сволочь меня почти достала. Ружье против него бессильно.

– Расскажите нам все сначала, – Гэвин попытался успокоить гостя, и получить факты, а не эмоции.

– Ладно.

Гловер взял предложенную сигарету, закурил, затянулся, а затем  начал рассказывать. Я пересекал болота, идя к реке Уэлланд. В полнолуние там бывают гуси. Сегодня – подходящая ночь. Около часа там крутился. Но ничего не увидел и не услышал, и подумал, что пора свалить оттуда. И тут я услышал, что кто-то барахтается в глубокой воде ручья. Подумал, может нутрия? И тут я увидел это! До конца жизни этого не забуду. Я подумал, что это какой-то орнитолог, но затем вышла Луна. Все покрыто чешуей как проклятый гад, а морда, твою мать. Вам бы ее увидеть. Эта рожа родом из ада. А потом чудовище заметило меня.  Между нами было шагов 20. Я пальнул из обеих стволов. Крупной утиной дробью, как обычно. Выстрелы должны были разорвать чудище на два куска. Но оно не обратило на дробь ни малейшего внимания. А затем оно пошло ко мне.  Только одно хорошее можно сказать об этой твари – она не может быстро бежать. Волочет лапами – но тварь очень упряма и настырна. Но ей не нужно обходить глубокие протоки. Просто ныряет и выныривает с другой стороны. Но мне удалось смыться от него. Чудовище изменило направление и пошло к дамбе. Наверное, подальше от моря. Я подумал, что лучше всего спрятаться в бункере.

Какое-то время все сидели молча.

– Ну что же, – профессор Лоусон выбил остатки пепла из трубки.- Будет лучше, если мы выйдем и попробуем найти тварь. Пойдем к логову существа. Гловер, ты нас поведешь. Помнишь, где ее видел в последний раз.

Маллард Гловер сжался от страха.

– Я никуда не пойду, сэр, – рявкнул он, – даже за тысячу фунтов. Даже за 10 тысяч. Сегодня ночью никто меня отсюда не вытянет. Если вы хотите найти чудовище – вперед. Но я с вами не пойду и все.

Гэвин и Лоусон переглянулись. Лиз отвернулась.

– Заставить мы вас действительно не можем, – спокойно сказал Гэвин. – Но мы не можем прихватить с собой Лиз, и нас не радует перспектива оставить здесь, когда та тварь бродит рядом. Единственным выходом из ситуации будет такое решение: вы вдвоем останетесь тут, а мы отправимся на поиски.

Гловер вздохнул с облегчением. Его глаза блеснули.

– Ладно, останусь.

– Но есть предостережение, – губы Гэвина были бледными, бескровными. – Если что-то случится с Лиз, то вы ответите, и тогда вам было бы лучше стать жертвой Болотной твари.

Когда они готовились отправиться на поиски чудовища, Лиз прижалась к груди Гэвина.

– Ты должен идти? – девушка была в отчаянии. – Может возьмем “лэндровер” и поедем в Саттон позвонить в полицию?

Он покачал головой.

– У нас по-прежнему нет никаких доказательств. Не беспокойся, дорогая. Мы будем идти за тварью в отдалении, чтобы найти ее логово, а затем уже вызовем полицию. И мне плевать на то, что говорит твой дядя. Если нам повезет, завтра утром мы покинем болота.

– Не могу этого дождаться. До конца жизни не хочу видеть это место.

Их губы встретились и девушка закрыла глаза. Она не могла заставить себя их  вновь открыть. Будто в трансе она слушала удаляющиеся в болота шаги двух мужчин. А затем со всех сторон к бункеру стала подкрадываться тишина.