Адам Насильски “Дом тайн” Глава 4

Глава 4 “Удар в затылок”

Адвокат Диллон носил желтые гетры. Человек, подслушивавший под дверями комнаты Бернарда Жбика, носил желтые гетры. Вывод ясен. Это же не был обман зрения. Но чего, ради Бога, мог хотеть гость профессора, к тому же – адвокат, под дверями инспектора?
Наверное, ни подслушивать, ни подглядывать не хотел?
Может!…
Нет, это слишком смелая мысль. Однако… Не в этом ли доме творится неладное? Что…
Профессор Бреда спокойно стоял у кресла приятеля и молча наблюдал за ним.
Детектив знал, что профессор хотел бы прочесть в его мыслях: узнал ли он уже что-то?
Тадек встал, извинился перед отцом и инспектором, поклонился пани Диллон и вышел чуть быстрее, чем следовало, будто бы торопился куда-то. Когда он шел твердым шагом, его правая рука безвольно раскачивалась.
Несмотря на сцену, разыгравшуюся здесь недавно, он вел себя холодно и равнодушно. Инспектор проводил его взглядом, пока калека не исчез за дверями.
Бернард пообещал себе, что должен разобраться с историей инвалидности этого парня.
Пани Диллон тоже встала. Она подошла к профессору. Очень близко.
Не обменялись ли они заговорщицкими взглядами?
Инспектор не был в этом уверен. Но он заметил сонливость и усталость в глазах жены адвоката. Она элегантно протянула профессору руку. Голову она держала прямо и высоко, как королева-мать.
По ней можно было понять – она точно знает, что красива, очень красива.
“Ее красота величественна”, – подумал инспектор.
– Мне кажется, что у меня поднялась температура, профессор. А вы же врач. Проверьте мой пульс.
Петр Бреда взял ее руку в свою, а детектив видел, как ладонь профессора слегка подрагивала. Ему казалось, что профессор вообще не обращал внимания на пульс женщины, а только для проформы держал в руке часы. Инспектор мог поклясться, что его старинный приятель не видит стрелок, хотя и смотрит на них.
– Высокой температуры нет. Максимум 38 градусов. Но я вам советую лечь в постель и отдохнуть. Я провожу вас до вашей комнаты. Подождите здесь, инспектор.
– Хорошо.
Они вышли. Бернард Жбик был удивлен – миссис Диллон не попрощалась и не извинилась.
Профессор вернулся минут через 15, за это время инспектор успел записать несколько замечаний, чтобы потом иметь пищу для размышлений. Он уже увидел немало, но, если честно, еще не ориентировался в ситуации. В любом случае, на этой вилле что-то происходило, что-то назревало. Вызревал план преступления?
В эту минуту вернулся профессор. Хозяин сел за стол напротив детектива и довольно долго молчал.
Наблюдательный инспектор заметил мелкое красноватое пятнышко на верхней губе профессора. Пятнышко от губной помады. Петр Бреда целовался с красавицей женой адвоката. А в это время ее муж флиртует с пустой, но привлекательной женой профессора.
“Око за око или… ирония судьбы”, – подумал Жбик с присущим ему чувством юмора, хотя в эту минуту ему было не до смеха.
Желтые гетры адвоката не давали детективу покоя. Черт подери! Это не удается систематизировать никоим образом. Почему, черт возьми… Почему?
В этот момент Петр Бреда очнулся от забытья. Его лицо утратило мечтательное выражение и стало серьезным, а глаза под густыми бровями вдруг погрустнели. Не говоря ни слова, хозяин достал из кармана пиджака конверт. Недолго смотрел на него, при этом сильно прикусив нижнюю губу. От губ отхлынула кровь.
Профессор колебался, но недолго.
– Я получил это письмо с сегодняшней утренней почтой. Штемпель места отправки Варшава 1. Отправлено между 15 и 16 часами вчера. Прочтите…
Бернард внимательно осмотрел конверт. Поднес его к носу. И почувствовал такой знакомый запах. Порошок плауна.
– Вы проводили дактилоскопическую проверку конверта, профессор?
Хозяин не был удивлен этим вопросом.
– Проводил.
– Нашли что-нибудь? Чьи-то отпечатки пальцев?
– Ничего.
Инспектор внимательно смотрел в его глаза.
– Вы снова врете, профессор. Вы нашли отпечатки. Отпечатки человека, знакомого вам.
Петр Бреда молчал, хотя и понимал, что для детектива это qui tacet consentire videtur (Молчание – знак согласия – примечание переводчика).
Детектив открыл конверт и достал листок. На нем было написано: “Ты умрешь”.
Что это должно было означать. Как зловеще звучала эта фраза.
“Ты умрешь”.
Детектив прочел адрес на конверте: Уважаемый пан профессор Бреда, Вмланув, вилла “Гонг”.
Округлые буквы. Так пишут дети, женщины и те, кто пишут редко, одним словом, люди, чей почерк еще не приобрел характер.
Наиболее неудобный материал для графолога – в нем мало индивидуальных черт, так называемый бесхарактерный почерк.
“Ты умрешь”.
– Что можете сказать об этом, инспектор?
Детектив покачал головой.
– Я? Ничего. Вы меня вызвали сюда, будем откровенны, потому что нуждаетесь в моей помощи. Поскольку я собирался провести весь отпуск в Варшаве, то охотно принял ваше предложение. Тут получше, чем в городе. Сейчас я приехал и хочу действовать, а вы затрудняете мою задачу, скрывая положение дел. А в доме происходит что-то очень опасное. Очень.
– Что вы хотите знать?
Бернард Жбик достал сигареты, угостил профессора. И пересчитал по пальцам.
– Хочу знать очень много. Первое: кто прострелил вам локоть? Вы же не думаете, что я купился на сказочку о колючей проволоке. Я очень хорошо разбираюсь в подобном. Рана огнестрельная, выстрел произведен с близкого расстояния. Вы думаете, я не рассмотрел ожога и входного отверстия? Второе: чьи отпечатки пальцев вы нашли на конверте? Третье: почему вы выгораживаете человека, покушавшегося на вашу жизнь? Насколько я могу судить, это кто-то из ваших домочадцев. Почему вы не потребуете его арестовать, или не подадите обвинения? Что скрывается за этой мрачной тайной? Чьи крики я уже трижды слышал в лесу? На каждый из этих вопросов, как мне кажется, вы могли бы дать ответ, профессор. Но вы молчите – и продолжите молчать. Вы должны молчать.
Тон ответа исключал возможность убеждения собеседника.
Скорее всего, профессор действительно вынужден был молчать. Раскрытие тайны для него, видимо, страшнее всего остального. Так показалось Бернарду Жбику. Детективу придется рассчитывать только на свои силы в этом странном деле.
Он увидел слезы в глазах профессора. Они катились по щеке. Профессор не вытер слез, он вновь ушел в себя.
Его широкие плечи (профессор был атлетически сложен) будто бы увяли. Этот человек очень страдал. Но почему он покрывал преступника?
– Ну… ладно. В таком случае, что вы хотите от меня? В чем я могу вам помочь.
– Хочу, чтобы вы защищали меня от меня самого.
После этого странного предложения, хозяин резко встал и быстро исчез за портьерой, скрывающей дверь в коридор, ведущий в глубь виллы. Еще можно было слышать его удаляющиеся шаги. Затем все стихло.
Царила тишина. Бернард Жбик остался один в этой пустой комнате, мрачно освещенной десятью свечами в двух “пауках”.
Что означали загадочные слова профессора: чтобы вы защищали меня от меня самого? Может это намек на самоубийство? Отказ от самозащиты от неизвестного убийцы? Нет – эти возможности он исключил. Значит…
Над столом свисал мощный шнур с кисточкой. Звонок. Инспектор дернул шнур, и через минуту в комнату вошла Казя. Она стояла в дверях, увидев, что детектив один, девушка отшатнулась. От испуга? Ее мелкие, толстоватые пальцы нервно плясали на кромке фартука. Она несколько раз моргнула, будто недавно проснулась.
– Вы испугались, панна Казя?
– Мы знакомы?
– Ваша сестра мне рассказывала. Вы близнецы.
– Да.
– Почему вы испугались?
Она зацепилась ногтем за кружево и немного порвала фартук. Высунутый язык прикоснулся к верхней губе, затем она резко закрыла рот и, вероятно, прикусила язык.
– Я думала, здесь никого нет.
Детектив рассмеялся.
– Если бы тут никого не было, то кто бы звонил?
Логичность вопроса ошеломила девушку. Она мыслила медленнее собеседника, поэтому не сразу поняла.
– Но, нет! Именно этого я и боялась. На прошлой неделе я услышала звонок. Пан профессор был в Варшаве, а остальные отправились на прогулку. Я удивилась – кто бы мог звонить? Когда я вошла в комнату, никого не было. Я подумала, что умру от страха. Почти упала в обморок.
Ее рассказ в своеобразной хаотической манере звучал абсурдно и нелогично, но инспектор был склонен ей верить.
– Вы думали, что сейчас здесь опять никого не будет?
Она колебалась. Служанка что-то скрывала. Наивные глазки беспокойно метались по комнате, стараясь не смотреть на детектива.
– Да.
– Надо было сразу сказать. Вам нужно мне доверять, панна Казя.
– Вы детектив?
– Да.
– Это хорошо.
– Почему?
– Тут что-то происходит. Пан профессор испуган уже две недели. Временами не замечает, что к нему обращаются. А паныч Тадек ходит постоянно с заряженным револьвером. Он отлично стреляет левой рукой. Только паныч Лешек веселится, как всегда.
Значит, Тадек Бреда постоянно вооружен. Это могло быть важно.
– Пани профессорша тоже вооружена?
Служанка пренебрежительно поджала губы.
– Она такая же профессорша, как королева красоты, потому что…- Она замолкла на полуслове.
Детектив был хорошим психологом, поэтому сразу же сменил тему.
– Сколько здесь гостит адвокат Диллон с женой?
– Две недели.
– И две недели пан профессор чем-то испуган. Так вы сказали перед этим. Что думаете о пане Диллоне?
– Думаю? – Она не сразу поняла. – Э, он думает только о жратве, извините меня за эти слова. И…
Она вновь умолкла. Служанка сделала неуклюжий жест рукой, и выставила одну ногу, будто готовясь убегать.
– Вы слышите? Снова….- Зубы постукивали от испуга.
– Тихо, панна Казя, – прошептал инспектор как можно тише. – Тихо!
Он слышал тихий шелест, доносившийся из коридора, будто бы из глубины. На пальцах инспектор подкрался к двери и распахнул ее. Он выстрелил во тьму коридора снопом света своего фонарика.
Но в коридоре никого не было.
И странный звук прекратился. Снова стало очень тихо. Детектив закрыл двери. Повернулся и пошел к Казе. Она сидела в кресле возле стены, одна рука лежала на проводах, тянущихся в этом месте. Она была неподвижна. Мертва.
– Панна Казя! – Он кричал и сильно ее тряс. Боже. Боже! Что происходит в этом доме!
Нет! Она еще не умерла. Девушка вдруг широко открыла глаза и усмехнулась сквозь слезы.
Бернард Жбик готов был ее расцеловать за то, что она не умерла.
– Вы потеряли сознание?
Она покачала головой с неожиданной серьезностью.
– Нет. Наверняка не потеряла сознание.
Инспектору показалось, что она сошла с ума. Но он заблуждался.
– Я не потеряла сознание. Когда вы стояли в коридоре, кто-то ударил меня по голове.
Инспектор впервые почувствовал дрожь от испуга. Кто-то ударил по голове!
– Как это?! Здесь же никого нет.
Он не договорил. Одним прыжком полицейский оказался у желтой шторы. Отдернул ее. Окно было закрыто. Здесь никто не прятался. Он едва не рассмеялся истерически, но сумел сдержаться. От знакомого врача он слышал однажды, что психиатры часто сходят с ума – так на них влияет жизнь и работа в сумасшедшем доме. Тогда ему это утверждение показалось вздорным – сейчас он был склонен с ним согласиться.
– Наверняка меня кто-то ударил, – убежденно повторила Казя.
Он вновь подумал, а не сошла ли девушка с ума? Паранойя?
– Куда вас ударили? Можете показать?
Она двигалась с трудом. Инспектор помог девушке встать и проводил ее к креслу, стоящему возле стола. Она села в кресло с криком боли.
– Куда вас ударили? – повторил вопрос инспектор.
– Сюда. – Она показала на затылок. Инспектор осветил это место фонарем. Не было никаких следов. Инспектор несильно нажал указательным пальцем.
– Болит?
– Нет. Вообще.
– Вы утверждаете, что кто-то ударил вас по затылку.
– Да.
– Расскажите мне все подробно.
Она выпрямилась, но дрожала, как в приступе малайской лихорадки.
– Когда вы услышали шум, вы сказали, чтобы я сидела тихо, и пошли к двери, а затем вышли в коридор. Я хотела пойти за вами, и когда проходила мимо этого стула, кто-то, – она вытерла рукой мокрый лоб, – кто-то ударил меня по затылку. Я упала на стул.
Инспектор подошел к стулу, стоящему у стены. Он был такой же, как и остальные. Высокий, массивный, с латунными украшениями на ручках. Инспектор поднял стул, тот был тяжелым, как он и ожидал. Может, Казя потеряла сознание и только подумала, что ее ударили? Такое возможно.
– Почему перед этим вы сказали: “Слышите? Снова. – Что значит это “снова”?
Он увидел, как служанка вздрогнула после вопроса. Она оперлась двумя руками о стол, будто бы собиралась упасть. Но смогла собраться и перебороть себя. Подняла правую руку и приложила указательный палец к нижней губе.
– Я уже слышала этот странный звук несколько раз.
– И всегда в этой комнате со стороны коридора?
– Нет. Слышала его и в кухне, и в спальне пана Тадека, когда стелила его кровать.
– А пан Тадек был тогда в комнате?
– Когда?
– Когда вы стелили его кровать.
– Был.
– И он слышал этот шум?
– Я его не спрашивала. – Она покраснела. Инспектор заметил это, но не стал спрашивать о причине. Он никогда не спрашивал, если знал ответ.
– Где находится комната Тадека?
– В правом павильоне. Рядом со спальней пана профессора.
– В какой комнате спят супруги Диллон?
– На втором этаже.
– Вы слышали когда-нибудь эти звуки на втором этаже?
– Не помню. Кажется, нет.
– Хорошо, панна Казя. Скажите мне еще одно: сколько слуг в доме?
– Трое. Я, сестра и шофер, пан Казимеж.
– Отлично. Я вам очень благодарен, панна Казя. Не говорите никому о нашем разговоре и об этом ударе. Вы потеряли сознание, и вам показалось, что вас кто-то ударил. Спасибо.
Она пожала плечами и ждала чего-то.
– Чего вы ждете?
Он приблизился к ней и увидел расширенные от страха глаза.
– Там…
– Где?
– Там в коридоре… темно.
Я понял, о чем она говорила.
– Я дам вам один из своих фонариков, хотя в этом и нет необходимости. Фонарик вернете потом.
Она взяла фонарь дрожащими руками и вышла. От стола до дверей, ведущих в коридор, было всего три шага, однако она успела четырежды обернуться. Было очевидно, что девушка сильно напугана.
И Бернард Жбик тоже боялся. Потому что в этом доме рыскал преступник. Более страшным было то, что он был неуловим. Злоумышленник, еще не совершивший задуманного, но шедший к цели последовательно и уверенно.
Профессор мог знать, кто этот злоумышленник. А может только подозревал, и вызвал детектива, чтобы тот развеял его сомнения.
Инспектор закурил и достал блокнот. Он познакомился со всеми обитателями виллы:
1) профессор Бреда
2) его жена, Ванда
3) старший сын Тадек
4) младший сын Лешек
5) адвокат Диллон
6) его жена
7) гувернантка-воспитательница пани Мария
8) бывший заключенный Фухс, шофер профессора
9-10) служанки Стася и Казя.
Рассуждая теоретически, один из перечисленных был потенциальным убийцей, намеревающимся убить профессора Бреду. Один из списка посылал угрозы ему и профессору. Один из списка намеревался совершить преступление, скорее всего, убийство! “Ты умрешь”. Бррр. Что за отвратительная атмосфера.
В данный момент связи обитателей виллы представлялись так:
Профессор (1) завязал роман с красавицей-женой адвоката (6), в то время как хозяйка дома (2) флиртовала с мистером Диллоном (5). Возможно, все зашло уже дальше флирта. Лешек Бреда (4) читает детективы, пренебрегает своим братом-инвалидом (3). Его мать (2) ненавидит сына из-за его чрезмерной сообразительности. Тадек Бреда (3) влюблен в гувернантку (7) своего брата. Было в этой ситуации что-то призрачно гротескное, что-то, напоминающее старинные французские водевили.
Эта вилла без электрического света, темная, мрачная, покрытая пылью ушедшего века, этот выдающийся криминальный психолог и путешественник, хранящий свою тайну, эти странные звуки, эти связи и интрижки – все это отлично бы смотрелось в каком-то уголовном водевиле Уоллеса. Но, к сожалению, это был не водевиль. Что-то пугающее витало в воздухе. И как бы это не привело к жутким последствиям….
Вдруг Бернард Жбик застыл, будто загипнотизированный. Его длинная красивая рука повисла, как парализованная, когда он собрался сбить пепел в плоскую латунную пепельницу.
За дверями, со стороны коридора слышались тихие, но выразительные шаги крадущегося человека.
Детектив подобрался к дверям, взялся за ручку и рванул дверь. Он выглянул в коридор и почувствовал прикосновение чего-то твердого к виску. Инспектор молниеносно уклонился, но нападавший успел сбежать. Он уже исчез.
Бернард Жбик поднялся. Коридор был снова темен и пуст.

Advertisements

Tagged: ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: