Френсис Стивенс “Цитадель страха” Глава 14

Глава 14 “Второй визит”

Мистер Космо Стэкфилд резко свернул без предостерегающего сигнала клаксона, вильнул, выругался, притормозил и повернулся на сидении.
– Извините! – крикнул он. – Я не пытался вас переехать, мистер О`Хара.
– А, непохоже. А я уж испугался!
– С возвращением домой? – спросил Стэкфилд. – Я надеюсь, миссис Родс уже излечилась от последствий шока.
– Да, – лаконично ответил ирландец. – Ее здесь нет. Я приехал, немного побыть в одиночестве. Когда ты привык к безбрежным пространствам, то мучишься от людского гвалта. Сейчас поживу один. До свидания.
Резкость Колина была очевидна и намерена, и Стэкфилд не мог ее проигнорировать. Обвислые щеки медленно покраснели, мужчина пробормотал что-то вроде “до свидания”, только в менее вежливой форме, и быстро поехал в сторону города.
О`Хара мрачно ухмыльнулся, глядя вслед удаляющемуся собеседнику. Инцидент дал ему пищу для размышления. Не слишком ли он рассчитывал на то, что не знаком с соседями?
Приехал он только вчера, а Стэкфилд стал уже вторым человеком, поздоровавшимся с ним во время утренней прогулки. Как оказалось, держать все в тайне будет трудной задачей. В этом деле О`Хара должен был уповать на случай, поэтому он не стал нервничать, а повернулся в сторону Карпентера.
Не имея особой любви к домоводству, ирландец нанял женщину средних лет. Она должна была приходить ежедневно, готовить еду и поддерживать дом в порядке.
Обед в этот день решительно доказал один невеселый факт. Милый, оплетенный виноградом домик, где Колин нашел эту женщину, свидетельствовал о ее хозяйственности, но оказалось, что миссис Боллинджер не умела готовить.
Дом старательно отремонтировали, в гостиной настелили новые полы и здесь осталось еще достаточно мебели с точки зрения Колина.
Четыре дня он провел за чтением – это занятие он всегда любил – и в прогулках по запущенным садам.
В 10 часов пятого вечера Колин проделал рутинные процедуры перед тем, как пойти спать. Они производились старательно, хотя очень бы удивили миссис Боллинджер.
Большинство людей, ожидая нежелательного гостя, не оставляют двери и окна не запертыми – и особенно приглашающее приоткрытыми. Никто из опасающихся грабителей хозяев не допустит, чтобы дом был полностью погружен во тьму с десяти вечера до самого утра.
Колин отключил сигнализацию, используя ее немного, чтобы успокоить полицию. Он перетряс кухню и вернулся, вооруженный оловянными и алюминиевыми предметами, которые сложил в высокие стопки перед открывающимися вовнутрь дверями, ведущими с веранды в гостиную и из кладовки в столовую. Разместил их там, а не возле внешних дверей, чтобы слишком рано не испугать непрошенного гостя и иметь возможность его поймать. Когда он подготовил эту простую западню, призванную загрохотать в момент, когда шум наименее желаем, ирландец стал весело насвистывать, как человек, ожидающий замечательных гостей. Он лег спать полностью одетым в комнате, когда-то принадлежавшей его сестре.
Уже четыре дня ничто не тревожило его чуткий сон, но на пятую ночь он вдруг проснулся и насторожился. Колин знал – что-то приближается. Что-то добралось до его спящего мозга. Звук? Он внимательно и напряженно вслушивался. Издалека донесся тихий свист локомотива. Ирландец услышал легкий стук в окно, а позже трепетание крыльев и мышиный писк. Виноградный побег, колышущийся под порывами ветра, стучал в окно, и пищала летучая мышь. Эти звуки не должны были разбудить хозяина дома.
О`Хара бесшумно выскользнул из кровати и прокрался через комнату.
Ночь была безлунной, небо затянуто тучами, и если не считать неясных прямоугольных очертаний окон, темнота внутри дома была абсолютной.
Но у О`Хары была хорошо тренированная память, он помнил местоположение всех предметов и не спотыкался.
Все чувства его были обострены, когда он заглянул в гостиную. Что же его разбудило? Сон? Ему ничего не снилось. Обычная нервозность? Он себя хорошо знал, чтобы принять такое объяснение. Колин не услышал ни одного звука, не заметил никакого движения. Он уснул в пустом доме, в котором никого, кроме него, не было. Сейчас дом уже не был пуст. Он знал это, ощущал это, хотя и не мог объяснить почему.
Так же тихо, как в спальне, О`Хара прошел через гостиную. Из задернутого портьерами арочного прохода он всматривался в темноту. Оборачиваясь, ирландец понял, что в комнате произошла перемена.
Хоть и смутно, он мог разглядеть силуэты – стол, стулья и даже коврик, на котором он стоял. Прошло несколько секунд, прежде чем хозяин дома обнаружил источник света, постепенно, очень медленно становившегося все ярче. Между гостиной и верандой находилась разделительная стенка с двумя окошками, закрытыми тонкими светлыми шторами. Три оставшихся окна с такими же занавесками, выходили на газон за углом веранды. В солнечные дни через все окна в дом попадало одинаковое количество света, поскольку веранда выходила на юг и была облицована желтыми еловыми досками. Сейчас окна со стороны газона были невидимы за шторами, а окна веранды стали более светлыми прямоугольниками желтоватого света. Свет лился не равномерно. Он пульсировал, окна то загорались, то гасли.
Первым порывом О`Хары было желание распахнуть шторы. Вторая мысль была получше. Увиденное могло успокоить его любопытство, но ему нужно было удовлетворение иного рода.
Он не хотел преждевременно спугнуть противника.
Свет, до этого увеличивавший яркость, перестал усиливаться, но по-прежнему пульсировал.
Ни один звук не доносился из-за стенки, и ничего нельзя было увидеть через занавески. О`Хара стоял в полумраке гостиной, а два окна были похожи на желтые прямоугольные фонари с пульсирующим светом, и не было никаких признаков того, что за ними кто-то находится.
Колин пошевелился, он наклонился и полусогнутый двинулся в сторону двери, в любой момент готовый к прыжку.
Даже для него тишина стала пугающей. Если враги были там, то почему оставался неподвижным? Что послужило источником этого странного света? Они не знали, не могли знать, что он догадывается об их присутствии. Что на веранде могло так долго привлекать их внимание?
И тогда Колин совершил ошибку, которую не смог себе простить. Он так сильно хотел добраться до двери, неожиданно распахнуть их и застать врагов врасплох, что забыл о принятых мерах предосторожности.
Когда он схватился за ручку двери, то ногой задел неустойчивую стопку жестяной посуды.
Звеня и бряцая, посуда предупредила об опасности…если бы только, виновником грохота оказался не он сам!

Перевод с польского Александра Печенкина

Advertisements

Tagged: , ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: