Адам Насильски “Дом тайн” Глава 7

Глава 7 “Пятно крови”

Бернарду Жбику показалось, что в тихом кабинете грянул гром. Ему был знаком этот голос. Детектив стремительно развернулся.
В дверях стоял Лешек Бреда, руки его были в карманах. Юноша был веселым, как обычно.
– Ну вы и испугались! Признайте. – Мальчишка подошел ближе. – Что вы хотели достать из этого ящика? Вы могли бы попросить папу. О, настоящая отмычка. – Он указал на стальной предмет в руке Жбика. – А я думал, что отмычками пользуются только взломщики и преступники.
Инспектор не сразу пришел в себя. Он спрятал отмычку в карман.
– Что ты тут делаешь, Лешек? Еще не спишь?
Мальчишка энергично взлохматил волосы.
– Ничего. Жду папочку. Он попросил переночевать сегодня в его спальне. Я согласился, хотя не переношу этой большой зарешеченной комнаты. Она напоминает тюрьму.
– Лешек, ты для меня загадка.
– Тадек вчера сказал моей гувернантке то же самое, когда они целовались на холме и думали, что их никто не видит.
– А ты подсматривал.
Глаза мальчишки весело блеснули.
– Ага. Я люблю подглядывать, следить, красться, как индеец или детектив. Когда вырасту, поступлю в следственную полицию.
Жбик усмехнулся. А Лешек вдруг стал серьезным.
– Почему мой папа так испуган? Он боится, но я не могу понять чего.
Инспектор сел и взял паренька за руку. И незаметно прощупал его карманы. Жбик не обнаружил никаких выпуклостей, свидетельствующих о спрятанном оружии.
– Отец немного нервничает, Лешек. Ничего больше. – Бернард Жбик задумался. Это была дельная мысль. Он наклонился к мальчишке:
– Лешек, я хочу сказать тебе что-то очень важное.
– Я вас слушаю. – Пальцы Лешека постукивали по колену, большие небесно-голубые глаза изучали инспектора. – Ну, что?
Инспектор очнулся.
– Ты любишь читать детективы.
– Очень.
– А хочешь сыграть в детектива?
– А как?
– Понимаешь, в вашем доме пребывает преступник, собирающийся совершить что-то очень плохое. Твой отец пригласил меня для расследования.
– Великолепно! Вы не знаете, кто преступник, но знаете, что он здесь. Я бы хотел, чтобы им оказался мой брат Тадек.
– Почему, Лешек?
– Я его не переношу. Он калека и поэтому очень злой.
– Не надо делать скоропалительных выводов, мой мальчик. Но вернемся к делу. Поможешь мне?
– Охотно.- Мальчишка стал еще серьезнее. Он сидел на стуле с выражением настороженности в глазах.
– Я хочу, чтобы ты завтра незаметно следил за своим братом целый день.
Глаза Лешека оживились. В них появились понимание и какое-то ожесточение. Инспектор не мог игнорировать это наблюдение.
– Именно, Тадека! Хорошо. – Он прервался и тихо спросил: – Пан инспектор, в нашем доме кто-то планирует убийство, правда?
– Кажется, да, – серьезно ответил инспектор.
Лешек задумался и задал странный, очень странный вопрос:
– Какое наказание грозит за убийство?
– Смертная казнь.
– А соучастие в убийстве тоже карается смертью?
– Иногда. Но чаще тюремным заключением.
– Сколько лет?
– До пятнадцати.
– Угу. – Лешек недолго помолчал и спросил: – А зачем вы за мной подсматривали? Вы думали, я вас не замечу?
Прежде чем ошеломленный инспектор ответил, раздался стук в дверь. Вошла пани Мария и молча подошла к Лешеку.
– Пошли на ужин.
Мальчишка встал, но, казалось, он игнорирует присутствие гувернантки.
– Пятнадцать лет. Много времени. Но я через 15 лет был бы еще молодым человеком, а вот фройляйн была бы уже никому не нужна, – он весьма неожиданно закончил их разговор. Лешек замолчал, а затем добавил, направляясь к дверям:
– Вы знаете, фройляйн уже 32 года, хотя она всем говорит, что ей только 25. Наверное, затем, чтобы оправдать работу моей гувернанткой. Не смешно ли, что такой взрослый парень, как я, занимается с воспитательницей. Все из-за капризов моей мамы.
Немка покраснела, будто вся ее кровь вдруг прилила к голове. Казалось, что кровь вот-вот потечет с ее щек и губ. Она подняла руку, будто хотела ударить Лешека. Но затем передумала.
– Я извиняюсь за него и за себя. Он еще ребенок.
Лешек громко рассмеялся.
– В общем, не ребенок. Я уверен, что не уступаю вам, пани – если не опытом, то умом и способностью его развивать. Если бы не каприз матери – вас бы давно здесь не было. Вы ведь ее давняя подруга. Кто знает, может она потому держит вас в качестве гувернантки, что нет другого предлога для выплачивания вам денег. Что вы можете…Вы даже штопать не умеете.
Инспектор, наблюдавший эту сцену, отметил, как побледнела гувернантка.
– Ты не любишь матери, Лешек.
– Иногда я ее ненавижу, инспектор. Ненавижу. Спокойной ночи.
Мальчик быстро вышел, за ним следовала пани Мария.
Минуты три детектив раздумывал над тем, что увидел. Он пришел в себя, когда в дверях появилась высокая фигура профессора. Петр Бреда должен был заметить изменившееся выражение лица инспектора.
– Кто-то тут был. – Это было скорее утверждение, чем вопрос.
– Были Лешек и пани Мария. Профессор, почему вы попросили Лешека ночевать с вами в этой комнате?
– Я боюсь оставаться один. И я не хочу быть с чужими, даже с вами. А сын – всегда сын. – Он сменил тему: – Ужин ждет вас. А ваш Стефан почти здоров. Спрашивал о вас.
– Я иду. Вы останетесь в кабинете?
– Да, мне надо еще немного поработать. Приходите сюда после ужина. Поговорим.
– Вижу, ваше настроение улучшилось, профессор.
– Это правда. Вы очень наблюдательны, инспектор.
– Гм. – Жбик сделал вид, что не слышал последнего замечания. – Интересно, где спал Лешек до сих пор. То есть, где он должен был спать сегодня, прежде чем вы пригласили его к себе?
– Обычно он спит в комнате матери.
Инспектор кивнул и молча вышел. Спокойный ответ профессора поразил его будто молния. Лешек до сих пор спал в комнате матери! Сегодня профессор попросил его спать в его комнате. Сегодня, когда он узнал, что детектив подозревает Ванду Бреду. Связаны ли эти факты?
В мыслях детектива царил хаос. У каждого в этом доме были тайны. Почему гувернантка побледнела, когда Лешек упомянул, что она приятельница его матери? Как это сочетается с высокомерным тоном жены профессора, когда она говорила с воспитательницей сына?
В этом доме все подавлены. Один Лешек бодр и весел, будто ничего не замечает. А мальчишка очень умен и наблюдателен. Удивительно.
Здесь все удивительно – и люди, и события…
Инспектор достал сигарету, принялся искать спички и наткнулся на брелок.
Коридор был хорошо освещен керосиновыми лампами. Инспектор подошел к стене и с интересом осмотрел одну из ламп. Она была металлическая и очень тяжелая. Он повесил лампу на крюк и вновь присмотрелся к брелку с буквами SD. Полицейский прикусил губу – Д, Д, Д – прошипел он через зубы. Он вновь вспомнил о криках в лесу. И гром в темноте. Одни тайны, дом тайн.
Инспектор остановился. Он услышал шаги за спиной. Тихие, крадущиеся. Одновременно до инспектора донесся слабый вскрик. Кажется, где-то рядом. Жбик развернулся и побежал.
Инспектор заметил пятно на стене. Он прикоснулся – пятно было мокрым. Это была кровь!
В темном углу коридора детектив увидел сжавшуюся фигуру. Он одним прыжком оказался рядом и опустился на колени. Жбик едва не закричал от ужаса.
Это была Ванда Бреда. Скорчившаяся, бледная, но живая.
Но не это показалось инспектору признаком слабости. Не это его смертельно испугало. Что-то другое.
В белую шею Ванды Бреды была вбита по самую головку длинная булавка. Инспектор узнал эту вещь с зеленой головкой в виде кобры. Он ее хорошо знал.

Advertisements

Tagged: ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: