Френсис Стивенс “Цитадель страха” Глава 19

Глава 19  “Клиона принимает гостя”

– Заплачу за проезд, потому что у меня нет билетов. – Проводник кивнул и отсчитал мелочь.

– Паскудная ночь, мистер О`Хара, – вежливо заметил он. Проводник, как и остальные работающие на этом коротком маршруте, знал половину своих пассажиров с виду и многих по фамилиям, и в этой провинции было мало слухов, не услышанных им.

О`Хара ездил с ним всего несколько раз, но кондуктор знал обо всем, что произошло с ирландцем в Карпентере. Он помнил, что отвез его в Ундин немного раньше этим вечером.

Сейчас О`Хара ехал в город, в который, как говорили, он раньше не ездил, а сопровождает его таинственная незнакомка.

В это время – в половине двенадцатого – в пригородном поезде других пассажиров не было, и у проводника было достаточно времени для размышлений.

Сидя на запыленном красном плюшевом сидении рядом со своей Госпожой сумерек, О`Хара мрачно размышлял о результатах своей вылазки. Исчезновение тела Марка его обеспокоило, но он не предпринял усилий, чтобы отыскать труп. Возможно, за те минуты, пока он ходил на второй этаж, Чингисхан оттащил тело куда-то, возможно, кроме девушки был еще свидетель убийства Марко, боявшийся попасться на глаза жестокому типу, вломившемуся в дом Рида?

Ирландец думал об одном. Чтобы он ни натворил, дочь Рида не должна провести еще одну ночь в этом доме, полном необычных обитателей.

Девушка молчала и ни о чем не спрашивала, а он погрузился в размышления. Когда она говорила, его разум противился странностям в ее речи. Когда молчала, он ощущал, как восстанавливается невидимая связь, существовавшая между ними. Когда она молчала, он готов был забыть, что между ними стоит страшный призрак безумия.

– Мой господин, ты все еще гневаешься на меня? – Услышав тихий, подрагивающий голос, О`Хара неохотно повернулся к девушке, сидящей рядом с ним. Когда она говорила, то он испытывал к ней лишь нежность и жалость, но он боялся того, что девушка может сказать, стесняясь нелепости ее слов.

– Не сержусь на тебя, девочка, – благожелательно произнес ирландец.

– Ты не доволен. Может, потому, что не рассказала тебе свою историю? Я рассказывала ее нескольким господам, но они не могли… не могли понять…

Он мысленно застонал и подумал: “И как они могли бы ее понять? Бедная девочка, только Бог понимает умопомрачение!”

– Но ты не такой, как другие, ты поверишь, ты большой, сильный и благородный, и, что важнее, связан со мной Золотой нитью.

Колин вздрогнул.

– Не говори ничего: – поспешно перебил он девушку. Затем, видя, что она обиделась и замкнулась в себе, добавил:

– У нас сейчас не хватит времени на твой рассказ. Подожди, девочка, пока окажемся в безопасности в доме моей сестры. Через несколько минут нам выходить из поезда.

– Я подожду, – покорно вздохнула она, у них уже не осталось времени на разговоры. Поезд въехал на городскую станцию.

Вскоре Колин вел свою подопечную к выходу с вокзала, благодаря Бога за позднюю пору и мерзкую погоду. На платформе было мало людей, в любом случае его опасения оказались беспочвенными. Проходя там, девушка вцепилась в руку Колина и прижалась к нему.Наконец они добрались до Грин Гейблз.

Когда Колин, стоя под прикрытием въездных ворот, расплачивался с таксистом, подъехал еще один автомобиль и остановился позади такси. Из него вышел Родс, значительно припозднившийся – по его меркам – но сияющий после удачного рабочего дня. Через несколько минут выражение удовлетворения растворилось в полном ошеломлении.

Колин из-за беспокойства и  треволнений, связанных с событиями последних часов, абсолютно забыл, что для Родса он находится за много тысяч миль отсюда, прошла минута, прежде чем он понял, почему его зять так удивлен и почему он стоит, будто оглушенный громом.

Застигнутый врасплох и искренне обрадованный Родс не заметил девушки, стоящей возле О`Хары, пока тот не предложил отложить объяснения на потом. Только тогда хозяин дома обратил внимание на таинственную спутницу гостя.

– Эта юная леди, – сказал Колин, выдвигая девушку вперед, – моя подруга, и я думаю, она и вам станет другом. Это мистер Энтони Родс, муж моей сестры. Тони, мисс Рид приехала издалека и ей необходим отдых.

– Моя жена примет вас с радостью, мисс Рид. Прошу входите. – Несмотря на сердечный тон, в глубине души Родса усиливалось изумление. Неожиданное и непредсказуемое возвращение О`Хары в компании таинственной красавицы, кажется, немой – на его приветствие и приглашение  войти она ответила едва заметным кивком головы – показалось ему непостижимо странным и не соответствующим характеру ирландца.

Только он достал ключ из замка и закрыл двери, как на лестнице появилась Клиона. Она отправила слуг отдыхать, а сама ожидала мужа, запланировав милый ужин с любимым Тони и надела для него наиболее чарующее домашнее платье,  ниспадающее  мягкими белыми складками и шифоновыми рюшами, а по краю отороченное золотой лентой, поэтому вид еще двух человек, входящих следом за мужем, смутил ее. Но, узнав Колина, она слетела со ступеней как белый приветственный ветерок.

Колин рассмеялся, задержав сестру на расстоянии вытянутой руки.

– Шелк и банты, – сказал он, – не видишь, что я промок под дождем?

– У нас гости, Клиона, – сказал Родс нежнейшим тоном. – Мисс Рид, позвольте вам представить мою жену.

– Ох, – пробормотала Клиона, взглянув на брата, за мощной фигурой которого укрылась гостья. – Приятно познакомиться, мисс Рид. Может вы поднимитесь на второй этаж и снимете плащ? Вижу, что Колин, как обычно, пренебрег зонтиком, и боюсь, что вы из-за этого пострадали.

Пауза и тишина.

– Но,  в конце концов, я предполагаю, что никакой зонт не справится с таким ветром. Через несколько минут будет скромный ужин и что-нибудь горячее, чтобы вы трое не простудились.

Никакого ответа или реакции таинственной дамы она не дождалась.

– Вы пойдете со мной, мисс Рид? – На этот вопрос также не было никакого ответа.

Достаточно трудно направлять поток сердечных приветствий темной, неподвижной, немой фигуре, одно присутствие которой вызывает зловещие предчувствия.

В то время как рот Клионы не закрывался, ее ум терялся в догадках.

Кем могла быть эта странная женщина? Рид? Рид? Но это фамилия владельца той странной фермы. И Колин открыто приехал в Грин Гейблс, чего не должен был делать, пока не закончит дело с бунгало. Неужели он во всем разобрался? И какое отношения к этому имеет мисс Рид? Почему Колин привез ее сюда, не предупредив? Когда он звонил в семь часов, то у него не было ничего определенного, или он только так сказал.

Клиона перестала говорить, и воцарилась внезапная жуткая тишина, недопустимая в доме идеальной хозяйки. А Клиона хотела быть идеальной хозяйкой. Она просительно смотрела то на Родса, то на Колина.

Последний решил, что пришла пора все прояснить. Он вздохнул перед нелегким заданием и обратился к своей Госпоже Сумерек.

– Сними плащ, деточка, – мягко сказал он. – Это моя сестра, я тебе о ней говорил. В этом доме ты найдешь только доброту.

Клиона и Тони удивленно смотрели на нее. Ситуация была необычная. В ней было что-то, что понимал только Колин.

Они видели лицо цвета магнолии, пунцовые губы и сверкающие испуганные глаза, но гостья и сейчас не отзывалась.

– Ох! – непроизвольно вскрикнула Клиона, Родс мысленно вторил этому окрику. Где Колин нашел эту девушку неземной красоты и такого же неземного поведения? В Южной Америке? Может она испанка? Было в ней что-то латинское.

– Позвольте, я возьму ваши вещи, – предложила Клиона, понимая, что плащ девушки такой же промокший, как и плащ Колина.

– Я должна снять это здесь? – Таинственная мисс Рид задала этот вопрос О`Харе, будто считала его судьей даже малейших своих поступков.

– Можешь и здесь. – Он снял плащ и в задумчивости положил на стойку для зонтиков. Тот был слишком мокрым, чтобы оказаться на вешалке в холле. У мисс Рид не было шляпки, только капюшон плаща. Расстегнув плащ, она ловко выскользнула из него, а плащ остался в руках О`Хары.

Застигнутая врасплох тройка шумно втянула воздух. Колин сделал это наиболее экспрессивно.

Слава тебе, Господи, он был счастлив, что ей не представился случай снять плащ на вокзале или в поезде. За исключением того, что ее ноги не были босы, стояла его Госпожа Сумерек точно так же, как она стояла на ковре в холле дома Рида, когда он осматривал тело Марко. Зеленое платье, промокшее до нитки, облегало тело, демонстрируя абрис купальника. Темные волосы свисали красивыми, хотя и спутанными прядями, и Колин впервые заметил потертые места платья, сквозь которые просвечивала белая кожа. Ее темные глаза взглянули поочередно на каждое из трех лиц, испуганно, вопросительно. Все, даже ее господин, странно смотрели на нее, так на нее не смотрел никто с начала долгого периода печали. В месте, где она родилась, не придавали такого большого значения одежде, как здесь, в “цивилизованном мире”, и у нее было немного возможностей, чтобы научиться. Дома в Ундине ее держали взаперти. Что-то было не в порядке. Но что?

Бросая взгляд на покрасневшее лицо сестры, О`Хара от всего сердца хотел, чтобы ему не предстояло так много… так много объяснять. Представить безумную и полуголую девицу и признаться в том, что он убийца, и все это на протяжении часа…ну что же…В очередной раз тяжело вздохнув, Колин приступил к тяжелому заданию.

Было утро. Ветер и дождь бесновались всю ночь, а сейчас милое солнышко позднего ноября делало все, что было в его силах, чтобы бросить последний отблеск лета на дрожащие, раздетые бурей деревья и позолотить размокший ковер из листьев, покрывавший лужайки и сады. Но добилось больших успехов, заглянув в окна столовой Клионы, и так уже достаточно яркой комнаты.

Хотя уже был почти полдень, Клиона и Родс первыми вышли к столу. Клиона с задумчивым лицом вкладывала ломтики хлеба в тостер, в то время как ее муж механически просматривал утреннюю газету.

Отложив ее, он взял в руки так называемые “Полуденные ведомости”, парадоксальным образом появляющиеся в 11 утра. Мужчина натолкнулся в газете на статью, и поверхностный просмотр сменился живым интересом, да таким, что он прочитал статью дважды, аккуратно сложил газету, и с изменившимся лицом спрятал ее в карман.

Клиона сконцентрировала внимание на тостах, но, подняв голову, отметила, что не все в порядке.

– Тебе нехорошо? – быстро спросила она. – Что случилось, Тони?

Он успокаивающе улыбнулся.

– Ничего из того, чему может помочь кофе. Легкая головная боль. Открытия прошлой ночи были нервирующими, хотя ты не была поражена, не правда ли? – Он смотрел на жену с обожанием. Она выглядела свежей и нежно в простом домашнем платье из голубого льна, ничто не намекало на прошедшую бессонную ночь.

– Думаю, ты единственная женщина на свете, способная переносить подобное напряжение таким способом. Сказать по правде, я думаю Колин сошел с ума, придя сюда с этой девушкой и той историей вскоре после твоей болезни. Но вижу, что он тебя знает лучше меня!

– Не лучше.. иначе! – Она улыбнулась мужу и вдруг посерьезнела.

– Тони, ты позволишь ему сделать это?

– Что? Прийти с повинной? Но, Клиона, я не знаю, что он еще может сделать. Если бы он оставил девушку там, где ее нашел, и спокойно убрался домой, а позже сохранял молчание, то сомневаюсь, что его связали бы с уб…со смертью того типа, Марко. Никто бы не придал значения ее истории, даже если бы она могла что-то рассказать.

Но в таком положении: он забрал девушку из дома ее отца, его узнал кондуктор, а, может, и еще несколько человек, – нет никаких шансов, что его не свяжут с этим делом. Тот, кто знает Колина ни за что не поверит, что он намеренно убил того человека. Кроме того, провокация, наверное, была сильнее, чем он говорит. То, что он привез девушку сюда, достаточное доказательство его добрых намерений, и сейчас, когда все зашло так далеко, единственный выход для него заявить в полицию об оправданном убийстве при самозащите  или убийстве по неосторожности. Я не специалист по уголовному праву, но думаю, что после обыска поместья Рида, всеобъемлющего расследования и беспристрастного суда Колин выберется из этого без потерь. Эта красивая, психически больная девушка, отданная на милость гигантской обезьяне и дегенерату, наверняка вызовет огромную симпатию к себе.

Но мы с тобой должны помочь справиться с непокорной совестью Колина. Он говорит, что намеренно убил того человека и теперь хочет понести наказание. Если он повторит тоже в суде, когда начнут сравнивать внешность Колина и Марко, суд будет склонен ему поверить. Я не пытаюсь тебя запугать любимая, просто даю понять, что необходимо переубедить Колина!

Клиона смотрела на него довольно спокойно.

– Надо его убедить в чем-то большем…надо его убедить, что это не он, а эта огромная обезьяна Чингисхан убила Марко!

Родс уже открыл рот, чтобы ответить, но потом закрыл его. Сознание женщины – тонкая вещь, отличная от сознания мужчины. Клиона, самая невинная из женщин, считала, что лжесвидетельство – небольшая цена за жизнь и свободу брата. Однако это лжесвидетельство не было страшнее, чем предложенное ее мужем.

Родс испытывал глубокую и искреннюю приязнь к брату своей жены. Но он прекрасно знал горячность и порывистость этого человека. В глубине души он верил, что Колин какую-то долю безумной секунды, как он сам утверждал, хотел смерти Марко. Но для его мужского рассудка существовала существенная разница между представленным для защиты в суде враньем о неумышленном убийстве и дерзкой ложью, перекладывающей всю вину на чужие плечи, даже если это были плечи животного.

И тут появился Колин.

Он выглядел еще более удрученным, чем прошлой ночью. Вчера он позорился перед ними двумя, а сейчас ему надо было идти и позориться перед менее благожелательной публикой.  А его любимая девушка была безумна!

Мир, несмотря на яркое солнце, казался этим утром  Колину холодным и мрачным.

– Где моя…мисс Рид? – спросил он, присаживаясь за стол.

– Твоя мисс Рид еще в постели, – ответила Клиона, пытавшаяся казаться беззаботной. – Я распорядилась, завтрак ей отнесут в комнату.

– О! Хорошо.

Колин набросился на завтрак, поданный полным достоинства слугой, доставшимся Родсу вместе с этим огромным домом. О`Хара убедился, что у него нет аппетита.

Когда слуга ушел, он отложил ложку, откинулся на спинку кресла и сунул руку в карман.

– Я сейчас же еду в город.

– Ладно, – спокойно сказала Клиона. – Мы поедем с тобой.

– Нет.

– Прежде чем кто-то куда-то пойдет, – твердо вмешался Родс, – мы должны обсудить некоторые вещи более детально.

– Здесь нечего обсуждать, – начал Колин в своей особой упрямой манере, но тут дверь приоткрылась и в щели появилось несмелое красивое личико.

– Можно…пригласите меня войти?

– Конечно…входи, дорогая. Тебе было одиноко в своей комнате? – Клиона, хотя у нее были основания не любить девушку, принесшую им всем скорбь, отнеслась к той любезно. Она встала, подошла к дверям и распахнула их перед красивой и необычной гостьей.

На мисс Рид не было зеленого платья, хотя Колин смутно подозревал, что оно скрыто под лавандовым пеньюаром, надетым на ней.

Клиона знала точно. Она собственноручно выкинула в три часа утра злополучный наряд после дипломатических переговоров, похожих на те, что решают судьбы народов, и которых едва хватает, чтобы убедить гостью снять свой наряд и переодеться в одну из цветастых ночных рубашек хозяйки.

Ведомая хозяйкой, девушка вошла и села на четвертый стул у небольшого квадратного стола напротив Колина. Каждое движение каждый взгляд ярких грустных глаз выражали боязливость полного благодарности дикого существа, стремящегося поверить в искренность окружающих и стать похожим на них, но глубоко осознающего чуждость нового окружения.

У нее еще не было возможности рассказать свою историю. Прошлой ночью все казались слишком обеспокоенными убийством того, кто, как она хорошо знала, заслужил смерть, -такими обеспокоенными, что не уделили ей ни капли внимания, и все попытки вступить в разговор  были по-разному… неудачными.

Они смотрели на нее вежливо, с жалостью – и очень мягко давали понять, что будет лучше, если она помолчит.  Девушка не осмелилась даже начать свою историю. Рассказ предназначался только для ушей “ее господина”.  Именно он, тот, кто с ней неразрывно связан, должен понять и поверить.

Удивительно, как произнесение одного слова или воздержание от него может повлиять на чьи-то судьбы! Одно слово – одно из нескольких имен, уже готовое сорваться с языка – и пелена непонимания спадет.

Но она решила, что “господин” не имеет понятия об этих именах, так же как несколько людей, с которыми ей позволяли встречаться в этом сошедшем с ума мире, лежащем за родными взгорьями. Она его знала и он ее, но они не были знакомы абсолютно -парадокс, который обойдется им очень дорого.

Девушка была действительно красива; он подумал, что при солнечном свете она еще красивее, чем в ночном освещении. Ее волосы сейчас были сухими и создавали вокруг лица мягкую тень, объясняя, почему с первого взгляда О`Хара назвал ее Госпожой сумерек. Гладкая кожа была жемчужной, прозрачно белой, почти как алебастр, с легким розовым оттенком, а глаза – умоляющими и обманчиво умными.

Родс понимал, что сейчас сам Колин – достаточная проблема и присутствие его безумной протеже излишне.

– Вы хорошо спали, мисс Рид? – спросил хозяин дома.

Она ответила с простотой, достойной удивления:

– Спала.

– А почему бы и нет? – спросил Колин с наигранной веселостью. – Ты далеко от того дома, и даже твой отец не сможет забрать тебя назад, девочка.

– Мой …отец? О! Ты о человеке, называющем себя Честер Рид? Он не мой отец.

– Нет? – Родс попытался изобразить заинтересованность. – Значит ваша фамилия не Рид?

Девушка вытянулась, демонстрируя превосходство, и ответила:

– У меня нет фамилии.

На выразительном лице О`Хары отразилась боль. Им вновь овладели два чувства – стыд за ее жалкие речи и более глубокая симпатия, связывавшая его с безумной девушкой.

Она увидела боль в его глазах, мимолетное удивление на двух других лицах, и моментальная маскировка вежливой несносной терпимостью, с которой хорошо воспитанные здоровые люди относятся к сумасшедшим. Заметив это, она сжалась на стуле, а темные глаза заблестели.

– Знаешь, деточка, – нежно сказал Клиона, – поскольку у всех нас есть фамилии, мы считаем, что и у остальных они есть. Но, если ты так хочешь, можешь не иметь фамилии, пока ты у нас.

Нахмурив брови, девушка по очереди оглядела всех присутствующих, будто пытаясь выяснить, что вызвало их недоумение и что в действительности означают успокаивающие заверения Клионы. Затем она тихо, будто для себя, произнесла:

– Все эти обычаи такие странные!

– Они такие и есть, – признал О`Хара с преувеличенной сердечностью. – Но сейчас, я прошу, перестань переживать из-за этого. Что нам за дело до фамилий – всем четверым? Ради Бога, нам было бы все равно, если бы во всем мире не было бы фамилий…Тебе она не нужна, мисс, ни тебе, ни твоей матери, ни твоему отцу…

– Ох! – выкрикнула девушка, неожиданно вспыхнув. – У моего отца была фамилия, и он дал ее моей матери. Но, если речь идет о мне, я не замужем. У вас незамужние девушки имеют фамилии?

– Обычно, – вздохнул Родс. Он думал, что должен уступить бедной девушке. – Если бы вы сказали нам фамилию своего отца, могли бы к вам так обращаться…то есть, если вас не устраивает “мисс Рид”.

Она впервые рассмеялась:

– Называть меня так, будто я мой отец! Какие странные ваши обычаи! – Девушка обеспокоенно осмотрела сидящих за столом. – Я слышала, как он говорил, что что-то повредило его репутации…не знаю что…и что это могло создать ему  проблемы в его родной стране. Но вы мои друзья…не говорите никому. Вы же мои друзья, правда?

Колин кивнул головой и улыбнулся, хотя и застонал в душе. Родс дружелюбно засмеялся, взбадриваясь, а Клиона, переполненная состраданием, склонилась через стол и поцеловала девушку в красивый лоб.

– Мы друзья, – мягко сказала она. И добавила другим тоном: – В чем дело, Мастерс?

Только что вошедший лакей вытянулся, лицо его оставалось бесстрастным.

– В холле ожидают двое мужчин. Они попросили передать мистеру Родсу, что они из полиции и хотят немедленно видеть мистера О`Хару. Один из них сказал, что его зовут Макклеллан, сэр.

Мастерс появился в Грин Гейблз после “отъезда” О`Хары в Южную Америку, и поэтому он не был знаком с Макклелланом, хотя тот неоднократно наносил визиты Родсам. Но он знал, что ему не нравятся дома, в которых рыжие гиганты выходят к завтраку, одетые  в потертую водонепроницаемую одежду цвета хаки, а затем за ними приходят люди в плащах. Однако внутренние сомнения слуги не шли ни в какое сравнение с оцепенением, которое его слова вызвали у тройки слушателей. Никто не произнес ни слова, но взгляды, скрещивающиеся над столом, говорили сами за себя.

Затем Родс обратился к своему величественному слуге, собрав все хладнокровие, оставшееся у него.

– Все в порядке, Мастерс. Скажи им, пусть подождут пару минут…там, в холле.

– Хорошо, сэр.

Когда сковывавший своим присутствием Мастерс исчез, О`Хара перешел к сути дела.

– Быстро же они меня нашли! На самом деле, никогда не думал, что этот Макклеллан такой умный. Ну что же, Тони, мне жаль, что это должно случиться в твоем доме.

Когда Колин начал подниматься из-за стола, Родс его удержал.

– Подожди минутку! Не думаю, что они пришли за тобой, и не хочу, чтобы ты с ними встречался. Я должен тебе кое-что сообщить…

– Подожди с этим! – Колин отодвинул руку шурина и встал. Его лицо залилось темным румянцем, но глаза выражали мрачную решимость. Он возвышался над всеми, как гигант на приеме у пигмеев.

– Не встречаться с ними? Хочешь, чтобы я убрался через заднюю дверь? Будь уверен, если я уж здесь, то они со мной увидятся – я не убегу. Останьтесь здесь.

Он широкими шагами двинулся к двери, но последнее его приказание было проигнорировано. Когда Колин вошел в холл, Родс шел за ним, продолжая возражать. Клиона и девушка замыкали процессию.

– А, мистер О`Хара! – Лицо Макклеллана стало дружелюбным при виде приближающегося ирландца, что было неожиданным при приветствии подозреваемого в убийстве. – Я так и думал, что найду вас здесь. Оперативная работа? Допускаю, что вы уже прочли обо всем в дневных газетах?

-Нет. – Колин смерил его мрачным взглядом. – Не подозревал, что все вскроется…настолько быстро.

– О, узнали об этом от полиции. Они пробовали дозвониться к мистеру Родсу, но никто не отвечал. Линия испорчена?

– Мне об этом ничего не известно, – Родс нервничал. В нем росло убеждение, что Макклеллан не знает ничего опасного для О`Хары, но существовала вероятность, что он получит эти сведения в ближайшие минуты. Колину нельзя дать говорить, пока они все не смогут обсудить. – Скорее всего, что что-то не в порядке с телефонисткой, – продолжил хозяин дома. – Но я читал газету, Макклеллан, и как раз собирался показать ее остальным перед вашим приходом.

– А я как раз собирался…- начал О`Хара, но Родс его перебил, говоря быстро и громко:

– Опять бунгало, Колин. Прошлой ночью кто-то вновь проник туда. – Он вытянул из кармана сложенную газету, втиснул ее в руку О`Хары, показывая фрагмент, о котором шла речь, отвлекая его внимания, по крайней мере, на некоторое время.

Клиона, уже настроившаяся на худшее, рассмеялась и непроизвольно выкрикнула:

– И это все?

– А этого недостаточно? – Макклеллан был несколько удивлен. Никто не любит, принеся важные новости, услышать, что делает из мухи слона.- Скажу вам, миссис Родс, что этого было достаточно, чтобы меня и Форестера направили в Карпентер через 10 минут после получения информации. Позвонил молочник по фамилии Уокер и сказал, что когда он выбрался на холм, чтобы доставить молоко, уже не было места, как он выразился, куда его можно доставить. Молочник сказал, что вы там жили один, мистер О`Хара, и из того, что он говорил, мы сделали вывод, что вас убили, а тело лежит в руинах. Форестер и я пошли туда – действительно дом сильно поврежден, но в нем никого не было. Мы сели в поезд и поговорили с кондуктором – мы собираем много ценной информации, разговаривая тут и там – он заявил, что коллега, работавший в ночную смену рассказал ему, что вы с какой-то дамой приехали в город около половины двенадцатого. Мы хотели поговорить с вами, чтобы сообщить, что занимаемся этим делом и пробовали дозвониться до мистера Родса. Пока я пробовал, Форестер обзванивал отели, но ему не повезло. Поэтому я сказал, что лучше всего прийти сюда, что мы и сделали, и застали здесь мистера О`Хару, как я и предполагал. – Макклеллан так восхищался собственной проницательностью, что казался очень благодушным.

Но, по мнению Колина, это был по-детски простой вывод…особенно в сравнении с тем, в котором он подозревал Макклеллана. Ирландец намеревался рассказать довольному собой детективу все, что сделал прошлым вечером, но сейчас он не мог даже выносить подобной мысли.

Странным образом полицейский приписывал себе такие заслуги, будто поймал разъяренного убийцу на горячем. Кроме того, было бунгало. Он шесть недель ожидал этот визит, и вот некто пришел именно в ту ночь, когда его не было дома.

– Значит, дом был разрушен? – медленно спросил ирландец, просматривая заголовки.

– О, нет. Уокер несколько преувеличил. Но бунгало сильно поврежден, это правда…сильнее, чем в первый раз. А Уокер сказал, что когда он пришел, везде был слышен жуткий запах. Какое-то химическое средство, я думаю, хотя, может, он все это и выдумал. Это было не похоже на взрыв.

Я сам ощутил нечто странное, когда мы вошли внутрь, – отозвался Форестер, очень молодой мужчина, интеллигентно выглядящий. – Вы не помните, что я обратил на это ваше внимание.

– Да, а я сказал, что тебе все привиделось, – рявкнул его начальник. – Если там и был какой то запах, то он выветрился прежде, чем мы пришли.

Форестер поджал плечами и умолк. Но разговор о таинственном запахе что-то напомнил О`Харе. Большое, пустое, запыленное помещение, осветленное только пляшущим светом фонаря. Ради всего святого, вонь, заполнявшая то место, было очень неприятной! Передние и задние двери склада были открыты…открыты! Это сбежало из поместья Рида! Чингисхан прибрел в Карпентер и пробовал его задушить! А”заблудился” ли Хан?

– Я возвращаюсь в бунгало, – провозгласил Колин.

– О, нет! – Карпентер и его окрестности стали вызывать у Клионы ужас. – Колин, дорогой, обещай мне, что больше никогда туда не поедешь!

– Я должен. Вся моя одежда, кроме той, что на мне, осталась там. Ты же не хочешь, чтобы я пожертвовал всем гардеробом, Клиона?

– Можешь послать за ним…да, ладно, не это главное! – подозрительно добавила она.

– А если нет, ну и что? Средь бела дня! Стыдись, сестренка, это непохоже на тебя, быть настолько глупой!

– Уж, конечно, – подтвердила Клиона, а Макклеллан, повернувшийся, чтобы посмотреть на картину, ощерил зубы. Он инстинктивно не долюбливал властного ирландца, точно так же, как О`Хара пренебрежительно относился к полицейскому. Макклеллан с удовольствием прислушивался, как гигант отбивается от бабских советов, так же неубедительно, как последний из его агентов.

– Можешь ехать, – выпалила Клиона, – если заберешь с собой этих господ.

Родс рассмеялся.

– Я тоже поеду. У тебя будет неплохой эскорт, Колин.- К его удивлению, Клиона не возражала против этого. Может она считала, что несколько человек в большей безопасности, чем одиночка, или что вылазка в бунгало днем не так уж и страшна. Там, наверное, повсюду крутятся люди, как тогда, когда она лежала без сознания.

– А где…мисс Рид? – Вопрос задал Родс. Пока шел разговор, девушка стояла рядом с Клионой, наполовину скрытая тенью, молча и неподвижно, так, что о ней забыли все, кроме Колина. Он никогда о ней не забывал, но сейчас были более важные дела.

– Думаю…может, она вернулась в столовую? Я должна ее поискать? – Клиона сделал движение в сторону двери, но брат задержал ее и отодвинул в сторону.

– Лучше будет, – тихо сказал он, – чтобы Макклеллан ее не видел. Кто знает, что день грядущий нам готовит? Я с ней не буду прощаться, потому что бедная девочка могла бы меня неправильно понять. Скажи ей, что я уехал и скоро вернусь, а ты попробуй расспросить ее о делах ее отца. Я не удивлюсь, если ему действительно есть что скрывать. Будь с ней полюбезнее…да, знаю, что говорить это было не нужно. Бываешь ли ты другой, сестренка? Но я так беспокоюсь…

– Колин, Макклеллан говорит, что у него только час. Если мы хотим ехать, то уже пора, – сказал Родс.

– Я позабочусь о ней, Колин. – Клиона успокаивающе похлопала брата по плечу. Она посмотрела ему вслед с грустью в глазах.

Хотя она была намного моложе, но понимала Колина, как мать понимает любимого сына, и знала, что не только стыд или отчаяние от произошедшего в Ундине лишили его походку упругости и стерли радость с его лица. Она видела, как брат смотрел на девушку, слышала его голос, когда он о ней говорил…девушка была такой красивой…такой безнадежно щемяще красивой.

Перевод с польского Александра Печенкина

 

Advertisements

Tagged: , ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: