Френсис Стивенс “Цитадель страха” Глава 21

Глава 21  “Клиона встречается с чужаком”

 

– Нет, меня это не касается, Тони! Легко тебе говорить, чтобы я не волновалась. Но что я могу с этим поделать?

– Но, любимая, возьми себя в руки. Самая большая опасность, грозящая Колину – арест, но он не сдастся в руки полиции, пока не отыщет девушку. Я бы хотел, чтобы ты позволила мне сообщить в полицию. Это не…

– Он просил этого не делать, и мы были не правы, поступив иначе.

– Ладно, любимая. Не хочу не оправдать доверие Колина к тебе. Сейчас уже восемь. Он сказал, что знает, где искать?

– Он собирался начать с вокзала, а… Звонок, Тони! Может, это он!

– Я надеюсь. – Больше беспокоясь о Клионе, чем о ее брате, хорошо умевшем за себя постоять, Тони сам пошел к дверям и широко распахнул их, но вместо давно знакомого неуклюжего силуэта Колина он увидел кого-то чужого. В свете, падающем из прихожей Родс заметил, что у мужчины изуродованное шрамом озабоченное лицо, а волосы, торчащие из-под шляпы, снежно белыми.

– Это вы мистер О`Хара?

– Зачем вам он нужен? – Родс преградил дорогу незваному гостю. Они целый день были бдительны из-за репортеров.

– Это необычайно важное дело, но…извините меня…очень личное. Если вы захотите передать ему мою визитку, думаю, он со мной встретится.

Колеблясь, Родс взял протянутую визитку. Фамилия была ему незнакома, но у Колина было множество приятелей.

– Мистера О`Хары сейчас нет, – сказал Родс, – но дома его сестра. Может, вы хотите с ней поговорить?

– Я должен найти О`Хару! – В голосе незнакомца звучала дикая ярость. – Ради Бога, позвольте мне поговорить с его сестрой! Может, она поможет мне связаться с ним!

Застигнутый врасплох, Родс отошел в сторону, пропуская мужчину. Он надеялся, что не выяснится ничего такого, что может усилить беспокойство Клионы. С другой стороны, из-за того, что все так запуталось, он не отважился выпроводить мужчину, не выслушав его. И только тогда Родс заметил, что жена стоит у него за спиной.

– Кто  это? – спросила она. – Кто-то от Колина?

– Тот, кто хочет увидеться с Колином, – хозяин дома вновь повернулся к гостю. – Входите. Это сестра О`Хары, миссис Родс.

– Клиона, это мистер..- он посмотрел на визитку, – мистер Свенд Бьорнсон, приятель твоего брата.

 

Колин во второй раз пришел в себя. Одновременно он почувствовал запах и вкус жидкости в горле, а затем при первых проблесках сознания – страшную боль в горле во время глотания. Затем кружка отодвинулась от его губ, как и что-то поддерживавшее его голову – она резко упала назад. От этого легкого потрясения голова заболела, заболела страшно, но одновременно в нем проснулась злость.

– Ты! –  Голос, прорвавшийся через спекшиеся губы, был хриплым шепотом. – Что ты собираешься делать?

Откуда сверху долетел тихий довольный смешок, но ему никто не ответил.

Ирландец лежал, ощущая на груди, да и на всем теле давление, правда, уже не такое убийственное. Хотя над ним по-прежнему висел туман, звезды уже не просвечивали сквозь дымку. Казалось, что испарения как-то странно подсвечивались снизу, и между ним и небом находится что-то более существенное, чем туман. Влажный воздух был тяжелым и душащим – мерзкая атмосфера, в которой вонь разложения смешивалась с сильным мускусным запахом. Как будто он очнулся в пещере, полной всяких змей, половина из которых уже сдохла, или подобный запах, только менее концентрированный, наполнял сарай, стоявший на берегу Лльюэлин Крик.

Колину пришлось напрячь всю свою волю, чтобы заставить мышцы повиноваться. Он сумел поднять голову на несколько сантиметров, но был этим полностью обессилен.

– Не спешите, – произнес голос. – Вы не должны надеяться, что после схватки с таким противником, как мой маленький страж, сможете быстро восстановить силы.

Колин узнал говорящего.

– Честер Рид! – с большим трудом произнес он. Любой, кто слабее ирландца, не смог бы произнести и этого, поскольку был бы мертв. – Это…сейчас…на мне?

– Нет. Смею вас заверить, что ситуация была критической и я вовремя вмешался. Еще немного, и крови в ваших жилах бы не осталось, приятель. – С уверенностью можно утверждать, что для спасителя у Рида была странная манера ведения разговора – язвительная, высокомерная, с плохо скрываемым пренебрежением.

Жилы? У Колина опухла шея, а в месте, где она переходила в спину, он чувствовал тупую боль. Первое могло быть вызвано сильным ударом в шею, но второе?

Колин вспомнил прикосновение мягких холодных губ между шеей и плечом.

– Прошу, выпейте еще, – склонившись, Рид поднес чашку к губам пациента, и Колин подчинился..

Сделав глоток, ирландец сразу же почувствовал прилив сил, которые были так ему необходимы.

– Вы в моей лаборатории, – сказал Рид.- Садитесь и осмотритесь.

Колин вновь вынужден был пересилить себя, он приподнялся и, благодаря помощи Рида, уселся, тяжело дыша. Давешнее подозрение подтвердилось. Он был умело связан тонким крепким шнуром. Это не слишком удивило Колина, поскольку в тоне Рида скрывалось обещание неприятностей, а если Госпожа сумерек вернулась домой, то могла со всей непосредственностью рассказать о событиях прошедшей ночи. Нельзя требовать осмотрительности от ненормальной. Хотя понимание того, что он стал пленником, не вызвало у ирландца удивления, но его поразило окружение, в каком он оказался. Они находились в обширном подвале дома Джеррарда, но колониальный архитектор, спроектировавший эту резиденцию, не смог бы без труда узнать творение рук своих.

Для того, чтобы создать лабораторию Рида, разобрали значительную часть внутренностей дома. Лаборатория находилась на уровне подвалов и занимала всю их площадь. Это было что-то наподобие квадратной шахты высотой в три этажа с белыми глухими стенами, все здание завершалось огромным куполом, так заинтриговавшим вокзального сплетника. Рид пояснил подрядчику, что ему необходимо высокое изолированное помещение со свободной циркуляцией воздуха.

Придя в себя именно здесь, Колин сказал бы, что для циркуляции воздуха необходимо значительно больше места…значительно больше места. Однако служители науки обычно не слишком обращают внимание на личные неудобства. Пока Рид усмехался в этой густой атмосфере, его пленник осматривался и изучал свое странное окружение. Колин мог бы подумать, что видит не лабораторию, а мечтания безумного поэта о Вальпургиевой ночи или видение нижних кругов ада в исполнении такого художника, как Доре. Он увидел что-то вроде мрачного болота, противоположный берег которого был полностью скрыт в тумане. Оно тянулось, с трех сторон охватывая твердую почву, находившуюся только под самым стволом шахты. Из болота вырастали старые гигантские столбы, подпирающие несущие балки верхнего этажа. Эту темную зону следовало назвать трясиной или болотом из-за отсутствия более подходящего определения. Но природа не могла создать столь чудовищное место. Между гранитными колоннами густо росли какие-то грибы и белесые растения, напоминавшие камыш, и хотя они были необычны, не они делали болото таким странным. Повсюду были видны ползающие фигуры, напоминавшие  умерших и полуразложившихся тварей, внезапно оживленных кем-то. Колин видел их в синеватом свете, не добавлявшем им привлекательности, в свете, идущем от грибов. Эти странные растения рассеивали серо-белое свечение, терявшееся  в испарениях, создававшую картину, напоминавшую кипящий котел ведьмы.

Это был морозный, влажный котел, с лучами бледными и холодными, напоминающими лунный свет, вместе с клубящимся паром, оставляли впечатление разложения и жизни, возникающей из этого разложения.

Лаборатория Рида гноилась, как чудовищная скрытая язва, над которой балки старого дома сочились влажностью и гноем.

Колин не видел ротонды из белого мрамора, под куполом, украшенным опалами, под которым окруженное золотыми тронами светилось удивительное болото. Но даже если бы он ее видел, то она показалась бы ему уютной, а белые псы милыми и дружелюбными в сравнении с эти местом и его обитателями. Помимо осклизлых камышей и светящихся грибов, из поднимающихся испарений появилось Нечто. Оно одним прыжком вылетело из болота и оказалось на твердой почве неподалеку от места, где сидел Колин.

Это создание затруднительно классифицировать, кроме того, что это не было ни пресмыкающееся, ни амфибия, которых логично ожидать встретить в таком месте. Если говорить о расцветке, чудовище выглядело бы бледным, если бы не грязь, облепившая его. Над четырьмя тоненькими конечностями возвышалась худая волосатая спина, а под слоем грязи и зеленого ила торчали ребра, они напоминали кости животного, сдохшего в пустыне от голода. Голова, низко опущенная на худой сморщенной шее, напоминала кошачью.

Но ни у одного настоящего, пусть и большого кота, никогда не было таких глаз. Громадные, сверкающие, зеленые как топазы, смотрели на Колина необычным разумным взглядом. Нов этом взгляде читалось исключительно зло.

Зверь сидел безмолвно – это место было очень тихим, не было слышно ни звука, за исключением случайных всплесков, капанья воды или шелеста тростника – сидел тихо и смотрел ирландцу прямо в глаза. Чуть позже губы растянулись в дьявольском рыке, обнажив желтые клыки. На жестких ногах чудовище сделало шаг вперед, всматриваясь в старательно связанную добычу.

Колину стало плохо скорее от омерзения, чем от страха. Он знал, что тварь готовится к прыжку. Он подумал: “Это месть, запланированная Ридом убийце своего слуги – раздирание горла оскаленными омерзительными клыками.

Сделав большое усилие, не проронив ни слова, не бросив взгляда на стоящего в стороне мужчину, Колин успокоился и посмотрел в глаза смерти, как он всегда делал, шагая навстречу опасности – бесстрашно, глаза в глаза, лицом к лицу.

Перевод с польского Александра Печенкина

Advertisements

Tagged: , ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: